Рейтинг@Mail.ru

Венгерский фашистский мятеж 1956 года

 Флаг венгерских мятежников над зданием парламента. Из середины флага вырезан герб ВНР. Фото сделано американскими репортёрами.

 

23 октября 1956 года начался венгерский фашистский мятеж, подготовленный и руководимый западными спецслужбами.

После того как Хрущёв, выполняя один из пунктов условий Женевской капитуляции, выступил на XX съезде Партии с осуждением деятельности Сталина, в ряде стран народной демократии началось антисоветское брожение, щедро подкармливаемое Западом. В Польше это вылилось в Познанское восстание, вовремя подавленное генералом Поплавским, а Венгрии привело к государственному перевороту, и если бы не своевременное вмешательство наших военных, Венгрия стала бы жертвой первой оранжевой революции. Как бы назвали эту революцию западники, пока неизвестно, но операция по её осуществлению носила кодовое имя Фокус.
Операция Фокус началась с информационной атаки – при помощи воздушных шаров Венгрию стали забрасывать листовками. В первой половине 1956 года было зафиксировано 293 случая их появления в воздушном пространстве страны, а 19 июля они стали причиной катастрофы пассажирского самолета.
С вечера 1 октября 1954 года из района Мюнхена стали выпускать уже тысячи воздушных шаров. Шары летели волнами, по 200-300 в каждой, и каждый из них нёс от 300 до 1000 листовок.

Полковник Пал Малетер ещё в форме ВНР

Листовки упали на благодатную почву. Дело в том, что во время войны в Венгрии, воевавшей против нас на стороне Гитлера, и многие венгры были убиты или попали в русский плен. Их родственники, естественно, не имели причин любить русских, а многие ненавидели нас ещё за события 1848-49 годов.
Однако надежды американцы возлагали не столько на народные массы, сколько на недобитых венгерских фашистов – часть из них ушли вмести с немцами в Австрию, а те, кто не успели бежать, создали внутри страны законспирированные организации. Самыми крупными них были «Меч и крест», «Белая гвардия», «Дивизия Ботонд», «Союз кадетов», «Белые партизаны», «Кровавый договор», «Венгерское движение сопротивления» и «Движение национального сопротивления».
Большую подрывную работу проводила и венгерская католическая церковь, которую возглавлял кардинал Йожеф Миндсенти. Среди подпольных политических группировок особенно опасную роль играла созданная в 1950 году так называемая христианская партия. Своей главной задачей христианская партия считала обработку молодежи. Под непосредственным руководством верхушки партии действовала нелегальная клерикальная молодежная организация, созданием которой несколько священников и бывших монахов начали заниматься еще 1949–1951 годах.
Пропагандистская деятельность клерикалов осуществлялась в различных формах, включая лекции, распространение брошюр и листовок. В одной из них под названием «Призыв к мужчинам» молодежь получала такие наставления: «…придет время, когда вы получите от бога приказ крушить, разрушать, истреблять!».

15-летняя Эрика Корнелия Селеш (Блюменфельд) с ППШ, полученным из грузовика американского посольства.


Деятельность подпольных клерикальных организаций не могла бы проходить без значительных материальных «субсидий» извне. Так, «Христианский фронт» получил от свое заграничных покровителей 130 тысяч форинтов, «Конгрегация Марии» – 75 тыс. в 1951 г., 75 тыс. в 1954 г., 30 тыс. в 1955 г. и 90 тыс. фор. в ноябре 1956 г. В штаб квартире «Регнум Марианум» в момент, когда органы безопасности ВНР положили конец ее преступной деятельности, было найдено 258 230 форинтов, 45 наполеондоров, 67 пишущих машинок, 12 магнитофонов, а также типографская техника.
Роль координатора так называемого «народного сопротивления» выполняли «комитет Свободная Европа» и его специализированные учреждения – через дипломатов, шпионов, различных эмиссаров, через трансляции по каналам радио Свободная Европа целенаправленных программ.

Демонстрация в Будапеште 23 октября 1956 года

Венгерские события начались 23 октября. В 3 часа дня началась демонстрация, в которой приняли участие около тысячи человек — в том числе студенты и представители интеллигенции. Демонстранты несли красные флаги, транспаранты, на которых написаны лозунги о советско-венгерской дружбе. Однако на пути следования к демонстрантам присоединились радикально настроенные группы, выкрикивающие лозунги другого толка. Они требовали восстановления старой венгерской национальной эмблемы, старого венгерского национального праздника вместо Дня освобождения от фашизма, отмены военного обучения и уроков русского языка.
В 19 часов вечера мятежники захватили в свои руки несколько автобаз и после этого доставляли «демонстрантов» к различным объектам на грузовиках и автобусах. Первое оружие повстанцы получили прямо из американского посольства: 25 октября 1956 года из его ворот выехал грузовик с дипномерами, и, подъехал по проспекту Юлле к площади у кинотеатра Corvin Mozi. Задний борт грузовика отвалился и говорящая по-венгерски машинистка американского посольства начала раздавать митингующим пистолеты-пулемёты ППШ из числа захваченных у немцев в конце войны на складах советских трофеев.
В 20 часов по радио первый секретарь ЦК ВПТ Эрнё Герё произнес речь, резко осуждающую демонстрантов. В ответ на это большая группа демонстрантов штурмом попыталась проникнуть в радиовещательную студию Дома радио с требованием передать в эфир программные требования демонстрантов. Эта попытка привела к столкновению с оборонявшими Дом радио подразделениями венгерской госбезопасности AVH, в ходе которого после 21 часа появились первые убитые и раненые.
Одновременно с этим группа повстанцев, вооружённая переданными американцами автоматами,  захватила казармы Килиана, где располагались три строительных батальона. Там запасы оружия повстанцев пополнились магазинными винтовками и карабинами.

Многие стройбатовцы также присоединились к инсургентам. Вскоре  мятежникам присоединился и полковник танковых войск Пал Малетер, направленный в казармы для увещевания повстанцев. При  этом Малетер сообщил в Министерство обороны, что ведет тяжелые бои, и требует боеприпасов, оружия и продовольствия, которые он тут же передал мятежникам. Вскоре Малетер станет одним из военных руководителей мятежа.

Полковник Пал Малетер в рядах мятежников


Начальник Главного управления полиции Будапешта подполковник Шандор Копачи распорядился в повстанцев не стрелять, в их действия не вмешиваться. Он безоговорочно выполнил требования собравшейся перед управлением толпы об освобождении заключенных и снятии красных звезд с фасада здания.
В 23 часа на основании решения Президиума ЦК КПСС начальник Генштаба Вооруженных сил СССР маршал Василий Данилович Соколовский приказал командиру Особого корпуса начать выдвижение в Будапешт для оказания помощи венгерским войскам «в восстановлении порядка и создания условий для мирного созидательного труда». Соединения и части Особого корпуса прибыли в Будапешт к 6 часам утра и вступили в бои с инсургентами и присоединившимися к ним венгерскими военными.

Инсургенты разоружают милиционера.


Военные силы мятежников в Будапеште были сосредоточены прежде всего в VIII и IX районах, а также в районе площади Сена.
В ночь на 24 октября в Будапешт были введены около шести тысяч военнослужащих Советской армии при 290 танках Т-44  ,  Т-54  и ИС-3  , а также 120  БТР-152  БТР-152.
Утром к городу подошла 33-я гвардейская механизированная дивизия, а вечером — 128-я гвардейская стрелковая дивизия, влившиеся в Особый корпус. Во время митинга у здания парламента произошёл инцидент: с верхних этажей был открыт огонь, в результате чего погиб советский офицер и был сожжён танк. В ответ на это советские войска открыли огонь по манифестантам, в результате с обеих сторон был убит 61 человек и 284 было ранено.

Организованные контрреволюционные силы сразу же нашли поддержку со стороны деклассированных элементов и уголовников. Из всех имеющихся документов видно, какую большую роль играли преступные элементы в деятельности контрреволюционных банд. Подразделения кишкунхалашского стрелкового полка 26 октября под Будапештом вступили в вооруженное столкновение с отрядом контрреволюционеров и захватили 23 бандита. Подавляющее большинство из захваченных оказалось преступниками, бежавшими из разгромленной тюрьмы. Всего же в период с 25 по 31 октября на свободу было выпущено 9962 уголовных и 3324 политических преступника, большая часть из первых которых получила оружие, а большая часть вторых включилась в деятельность политических органов контрреволюции.
В боях также участвовали, гибли и простые, заблуждающиеся люди. Они оказались в плену контрреволюционных призывов и вышли на улицу с оружием, прежде всего ради претворения в жизнь лозунгов «национального коммунизма». Ответственность за их заблуждения и гибель лежит на «партийной оппозиции» с ее демагогической идеологией и пропагандой. Среди тех, кто оказался и стороне контрреволюции, не разделяя ее целей, значительную часть составляла молодежь. Руководители мятежа агитаторы «Свободной Европы» с поразительным цинизмом использовали в своих целях политическую незрелость, патриотические чувства и мечты о героических подвигах детей, подростков и молодых людей. На этот счет можно тоже привести некоторые данные.
За период вооруженных столкновений было зафиксировано в общей сложности примерно 3 тыс. смертных случаев; 20% погибших составляют лица моложе 20 лет, 28% – в возрасте от 20 до 29 лет. Среди раненых доля лиц 18 лет и моложе составила 25%, а больше половины приходится на категорию от 19 до 30 лет.


Руководство восстанием осуществлялось из Мюнхена посредством радио Свободная Европа. С некоторыми крупными вооруженными группами РСЕ поддерживала прямую радиосвязь. Так, с бандой из переулка Корвин ежедневно проводилось два сеанса связи: в 23 часа Свободная Европа передавала свои директивы и указания, а в 1 час ночи работала на прием информации мятежников.
Эрнё Герё был заменён на посту первого секретаря ЦК ВКП Яношем Кадаром и уехал в ставку советской Южной группы войск в Сольноке. Премьер-министр Имре Надь выступил по радио, обращаясь к воюющим сторонам с предложением прекратить огонь.
29 октября бои на улицах прекратились, и впервые за прошедшие пять дней на улицах Будапешта воцарилась тишина. Советские войска начали покидать Будапешт.
Однако едва наши покинули Будапешт, инсургенты вновь перешли в наступление.
Освобождённый из тюрьмы бывший офицер хортистской армии Бела Кирай, ставший в Венгерской Народной армии генерал-майором, но уличённый в шпионаже и приговорённый к пожизненному заключению, организовал вместе с уже упомянутым Малетером Комитет революционных вооружённых сил. Вооружённые формирования этого комитета принялись убивать коммунистов и сотрудников распущенной Имре Надем AVH. Были зафиксированы и случаи убийств советских военнослужащих в увольнении и часовых в различных городах Венгрии.

Пал Малетер уже в генеральской форме нового образца  – за четыре дня правительство Имре Надя успело снабдить новыми знаками различия весь будапештский гарнизон, что свидетельствует о том, что мятеж готовился заранее, и даже были заготовлены хортистские петлицы вместо погон советского образца. На расположенном сзади танке Т-34-85 видны новые опознавательные знаки старой Венгрии.

Повстанцами был захвачен Будапештский городской комитет Венгерской Партии Трудящихся, и свыше 20 коммунистов были повешены толпой. Фотографии повешенных коммунистов со следами пыток, с лицами, обезображенными кислотой, обошли весь мир. Вся эта вакханалия прекратилась лишь в ходе белстяще проведённой нашими войсками операции «Вихрь», о которой смотрите там.

 

Зверства венгерских мятежников


Смотрите по теме:

Венгерский Фашистский Мятеж
Женевская капитуляция Хрущёва