Как Ту-124 сел на Неву


Ту-124

21 августа 1963 года пассажирский самолёт Ту-124 приводнился на Неву. Это была первая посадка на воду пассажирского самолёта, не являющегося гидропланом.


Новый пассажирский лайнер Ту-124 компании Аэрофлот 21 августа 1963 года совершал регулярный рейс по маршруту Таллин—Москва. Командиром воздушного судна был Виктор Яковлевич Мостовой.
Самолёт вылетел из аэропорта Юлемисте в 08:55 и взял курс на аэропорт Внуково.
Спустя некоторое время после взлёта экипаж обнаружил, что переднюю опору шасси заклинило в полуубранном положении. Посадка в аэропорту Таллина была невозможна из-за тумана, и диспетчеры приняли решение не направлять самолёт в Москву, а посадить на ближайшем аэродроме. Таким аэродромом был аэродром Шоссейная. Так до 25 апреля 1973 года называлось Пулково. На Шоссейной в боевую готовность были приведены экстренные службы: к грунтовой полосе, куда должен был сесть на брюхо самолёт, была доставлена пожарная техника и машины скорой помощи. К 11:00 лайнер оказался вблизи города и начал облетать город на высоте около 500 метров, вырабатывая топливо. Всё это врямя полете летчики пытались «выбить» заклинившее шасси и даже прорубили днище фюзеляжа. Но ничего не помогало. Когда в баках осталось 750 литров, лётчики пошли к  Шоссейной, но неожианно в 21 км от аэропорта отказал один из двигателей. Экипажу разрешили сквозной пролёт над Ленинградом, но тут встала ещё о и вторая турбина. Лётчики поняли, что до Шоссейной они не дотянут. К счастью, внизу оказалась Нева. Командир передал управление второму пилоту Василию Григорьевичу Чеченеву, служившему в прошлом в морской авиации и имевшему опыт посадки на воду. Второй пилот Чеченев перед приводнением грамотно приподнял нос самолёта и не допустил заныривания в воду. Снижаясь, самолёт пролетел в четырех метрах выше строящегося Моста Александра Невского, и сел между Большеохтинским и Финляндским мостами. Через пробоину, проделанную лётиками в надежде расклинить переднюю стойку шасси, в самолёт хлынула вода.

Капитан парового катера, который в тот момент шёл по Неве,  Юрий Поршин подвел буксир к машине и крикнул летчикам: «Как вас зацепить?» Посовещавшись, разбили колпак кабины и зацепили трос за штурвалы пилотов. Самолет подтянули к причалу у завода «Северный пресс», где вдоль берега стояли плоты. Крыло самолета, согнувшееся при ударе о воду, аккуратно легло на плоты, образовав нечто вроде трапа. 44 человека, среди которых было двое детей, начали выходить через верхний люк, держа в руках вещи. Все поему-то были спокойны.

Сотни прохожих на берегу, рабочие соседних заводов, выбежавшие за проходные. Ленинградцы кричали «Ура!». Ввпустив пассажиров, вышел и экипаж. Ему аплодировали. Примчался вертолет из Пулкова, какой-то строгий начальник велел пилотам садиться вместе с полетными документами. Мостовой, красивый и стройный мужчина, вел себя подчеркнуто спокойно. Вертолет улетел. Из экипажа остался юноша-стюард, охранявший багаж. Затем подъехал автобус ПАЗ-672 и увез пассажиров в аэропорт, откуда их отправили в Москву. Тем временем, специальный пароход с водосливом начал откачивать воду из самолёта. Однако вода из пробоин прибывала быстрее, и, как результат, к утру Ту-124 затонул. На другой день под самолёт подвели понтоны и буксиром оттащили на территорию нынешнего комплекса Ленэкспо, к Шкиперскому протоку, где базировалась местная воинская часть.

Лётчика Мостового первоначально обвинили в преступной халатности, отстранили от работы и хотели отдать под суд. Но тут за пилотов вступился журналист и писатель Василий Ардаматский. Он настоял на выявлении причин аварии. Было проведено расследование с экспериментальными полётами и рядом специальных исследований. В результате лётчика Мостового вернули на работу и представили к ордену Красной Звезды, но указ о награждении в итоге не был подписан. Тем не менее, командир экипажа Виктор Мостовой и штурман Виктор Царёв по распоряжению руководства «Аэрофлота» получили двухкомнатные квартиры.

Репортаж Ардаматского об этом событии хотели запретить под давлением ОКБ А. Н. Туполева, но, в конце концов, его опубликовали в «Известиях» под личную ответственность тогдашнего главного редактора газеты Алексея Аджубея – будучи зятем Хрущёва, он мог себе позволить и не такое.
Мостовой до 1978 года работал в 200-м авиаотряде, потом до 1988 года работал начальником смены в аэропорту «Внуково», откуда ушёл на пенсию после инфаркта. В 1989 году с семьёй эмигрировал в Израиль, где умер в Кирьят-Гате в 1997 году. Последние годы перед кончиной работал рабочим на фабрике.
Гораздо более курьёзный случай произошёл с Ту-124 18 августа 1970 года, когда пилот чехословацкой авиакомпани ČSA при посадке в Цюрихе забыл выпустить шасси. Пассажиры обделались лёгкими травмами, но машину пришлось списать.

Эксплуатация всех Ту-124 была прекращена после того, как 29 августа 1979 года в Кирсановском районе Тамбовской области потерпел катастрофу Ту-124В компании Аэрофлот. Через час после вылета из аэропорта Киева он развалился в воздухе. Погибли все находившиеся на борту 63 человека. Предполагалось, что командир во время полёта слуайно перевёл закрылки в посадочное положение.

Подобное случалось и ранее, но к катастрофам не приводило. Причём однажды такой случай произошёл на том же самолёте №45038 27 июля 1966 года: в тот раз от этого самолёт лишь резко подбросило в высоту. Правда, при этом от испуга в салоне скончался один пассажир.

 

Экипаж ТУ-124 б/н СССР-45021. Слева направо: бортмеханик В. Смирнов, штурман Виктор Царёв, бортрадист Иван Беремин, командир воздушного корабля Виктор Яковлевич Мостовой и второй пилот Василий Григорьевич Чеченев

 

Смотрите также: Умышленный таран жилого дома пилотом Ан-2

 

 Ли-2

Ли-2


Ил-14
Ил-14

Ан-2

АН-2

Ту-104

Ту-104

Як-40

Ту-134
Ту-134

Ту-154

Ту-144

Ту-144

Ил-86


Список материалов РуПОра→