T-28 – танк-крейсер

 

Первый массовый средний танк

 

<

 

В первые межвоенные годы большинство танковых держав вооружали свои армии почти исключительно лёгкими танками.  Правда, наряду с лёгкими мелкими сериями и даже единичными экземплярами строились и тяжёлые боевые бронированные машины, которые называли сухопутными дредноутами.Однако ниша между лёгкими и тяжёлыми танками долгое время пустовала. Пустовала она до тех пор, пока в нашей стране не появился многобашенный средний танк Т-28.

<

 

Т-28: Боевая масса – 25.4 т. Экипаж – 6 чел. Бронирование – 10-30 мм. Вооружение: 1×76,2-мм КТ-28, 4×7,62-мм пулемёта ДТ. Мощность двигателя – 500 л.с. Скорость по шоссе – 42 км/ч. Тираж – 503 шт.

Назвать Т-28 первым в истории средним таком было бы не совсем корректно – ещё в 1929 году в нашей стране появился средний танк Т-24. Однако этот танк был выпущен лишь в  15 экземплярах и был использован в основном в качестве учебной машины.

История же Т-28 началась в 1930 году с визита в Великобританию советской закупочной комиссии во главе с Семёном Гинзбургом. В задачу этой комиссии входило приобретение наиболее современных образцов бронетехники и отправка их в СССР для изучения и использования при организации собственного бронетанкового производства. Одним из танков, особенно заинтересовавших комиссию, стал новейший в то время средний танк A6 фирмы «Виккерс», более известный как «Виккерс 16-тонный». Однако фирма «Виккерс» отказалась продать готовый образец танка ввиду его секретности и выдвинула советской стороне неприемлемые условия приобретения машины - за каждый танк без вооружения англичане просили по 16 тысяч фунтов, что составляло тогда 155 тысяч рублей золотом. В связи с этим, было принято решение отказаться от приобретения A6  и вместо этого создать танк аналогичного класса собственными силами.

По первоначальному проекту танк должен был сохранять общую компоновку A6, иметь вес около 16 тонн и нести вооружение из 45-мм пушки и пулемёта в главной башне и ещё двух пулемётов — в малых. Бронирование танка должно было составлять 20 мм в лобовой части корпуса и 16—17 мм на остальных вертикальных поверхностях, толщина бронелистов крыши — 10 мм, днища — 8 мм. В качестве силовой установки был выбран авиационный двигатель М-5 мощностью 400 л. с., уже устанавливавшийся на танках БТ-2. В конструкции предполагалось широко использовать также другие узлы и конструктивные решения уже находившихся в производстве БТ-2 и Т-26.

Первый прототип танка, получивший наименование Т-28-1, из неброневой стали совершил первый испытательный пробег 29 мая 1932 года. От начального проекта прототип отличался установкой более мощного двигателя М-17, а также установкой 37-мм пушки ПС-2 вместо 45-мм, поскольку последняя всё ещё не была к тому времени готова. 11 июня 1932 года Т-28 был продемонстрирован командованию Управления моторизации и механизации РККА. Танк в целом получил положительную оценку, однако военные потребовали установки на него, начиная уже со второго опытного образца, дизельного двигателя ПГЕ, находившегося в то время в разработке, и 76-мм пушки ПС-3. С учётом этих замечаний, а также результатов испытаний первого прототипа, проект Т-28 был в августе — сентябре 1932 года кардинально переработан — в большей или меньшей степени изменены были почти все узлы и системы танка, за исключением лишь двигательной установки, поскольку указанный дизель так и не был доведён до приемлемого уровня. После этого в конце октября 1932 года, даже не дожидаясь изготовления опытного образца, Советом труда и обороны СССР было принято решение о серийном производстве танка, которое началось на Кировском заводе в Ленинграде.

Т-28 перед парадом. улица Горького, 1 мая 1937 годаПервая партия из 12 танков была готова к апрелю 1933 года, и уже 1 мая 10 из них прошли в составе парада по московской Красной площади.

Т-28 представлял собой средний танк классической трёхбашенной компоновки с двухъярусным расположением вооружения. Моторно-трансмиссионное отделение находилось в кормовой части танка, а отделение управления, совмещённое с боевым — в лобовой. Танк имел противопульное бронирование. Экипаж танка состоял из шести человек: механика-водителя; командира, выполнявшего также функции стрелка из башенного пулемёта и заряжающего пушки; радиста, выполнявшего также функции второго заряжающего; наводчика и двух стрелков пулемётных башен.

1 – 76.2-мм пушка КТ-28; 2 – маска; 3 – подъемный механизм пушки; 4 – телескопический прицел ТОП; 5 – перископический прицел ПТ-1; 6 – ограждение пушки; 7 – башенный люк; В – бугельная установка пулемета; 9 – сиденье наводчика (командира); 10 – отверстие для доступа к приборам дымопуска; 11 – жалюзи для доступа охлаждающего воздуха к радиаторам; 12 – воздушный фильтр; 13 – двигатель М-17Л; 14 – выхлопной коллектор; 15 – глушитель; 16 – главный фрикцион; 17-вентилятор; 18-жэлюзи; 19 – откидной колпак вентилятора; 20 – бортовой фрикцион; 21 – коробка перемены передач; 22 – бортовая передача; 23 – вторичный привод вентилятора; 24 – первичный привод вентилятора; 25 – подмоторная рама; 26 – опорный каток; 27 – моторная перегородка; 2В – вытяжной вентилятор; 29 – укладка 76,2-мм снарядов на стенке боевого отделения; 30 – вращающаяся укладка 76,2-мм снарядов; 31 – подвесной пол боевого отделения; 32 – сиденье пулеметчика; 33 – сиденье механика-водителя; 34 – рычаг управления бортовым фрикционом; 35 – барабанная укладка пулеметных магазинов; 36 – направляющее колесо (ленивец); 37 – бронеколпак фары; 38 – звуковой сигнал; 39 – 7,62-мм пулемет ДТ; 40 – прибор наблюдения механика-водителя; 41 – малая пулеметная башня; 42 – укладка запасного стекла Триплекс в будке механика' водителя; 43 – укладка 76,2-мм снарядов на бортах подбашенной коробки.

 

Башни танка размещались в два яруса. 76,2-мм пушка КТ-28 («кировская танковая») образца 1927-1932 годов с длиной ствола в 16,5 калибров и начальной скоростью снаряда 381 м/с размещалась в главной башне. Справа от пушки в нише башни устанавливались пулеметы ДТ. Прицельные приспособления пушки: танковый перископ образца 1932 года и телескопический прицел образца 1930 года. Механизм поворота башни имел электрический и ручной приводы. Подъемный механизм — секторного типа, ручной. В малых башнях устанавливались пулеметы ДТ. Главная башня имела круговой сектор обстрела, каждая малая — 165°. Танк Т-28 выпускался с 1933 по 1940 год, причем в течение всего этого периода в его конструкцию было внесено более 600 различных изменений и усовершенствований, которые позволили повысить прочность узлов и агрегатов и надежность работы машины в целом. В процессе производства общий башенный люк для посадки экипажа был заменен на два, причем люк наводчика оборудован турелью П-40 для пулемета ДТ, напряжение электромотора для вращения главной башни повысили с 12 В до 24 В, перестал устанавливаться радиоприбор для внутренней связи «Сафар», были внесены многочисленные изменения в трансмиссию, двигатель, элементы ходовой части. С 1938 года на Т-28 начали устанавливать 76,2-мм пушку Л-10 с длиной ствола в 26 калибров и начальной скоростью снаряда 555 м/с, что позволяло её бронебойному снаряду пробивать броню толщиной до 50 мм на расстоянии в 1000 м при угле встречи в 60° к нормали. Этой пушкой вооружались не только новые таки – производилась также плановая замена старых пушек на новые и на танках более ранних выпусков, и к началу войны пушкой Л-10 были перевооружены уже две трети танков Т-28.

Т-28 на ноябрьском параде 1939 годаВ качестве силовой установки танку Т-28 служил V-образный авиационный карбюраторный М-17Т водяного охлаждения, эксплуатационной мощностью 450 л. с. при 1400 об/мин. Максимальная мощность составляла 500 л. с. при 1450 об/мин. 5,3-кратная степень сжатия вынуждала использовать авиационный бензин Б-70.

Для внешней связи все танки Т-28 оснащались радиостанциями. На танки ранних выпусков устанавливалась радиостанция 71-ТК, обеспечивавшая связь на дистанцию в 18—20 км. С 1935 года на танк стали устанавливать радиостанцию 71-ТК-2 с увеличенной до 40—60 км дальностью связи, но из-за ненадёжности (радиостанция постоянно перегревалась) её уже с 1936 года заменили более совершенной 71-ТК-3, ставшей наиболее массовой танковой радиостанцией довоенных лет.

 В 1933 году первые 10 танков Т-28 поступили на вооружение 2-го отдельного танкового полка Ленинградского военного округа, затем в 1, 3 и 4-й танковые полки. 12 декабря 1935 года приказом Наркома обороны танковые полки были развёрнуты в отдельные тяжёлые танковые бригады. В своём составе бригада имела 54 танка Т-28, 16 танков БТ, 18 танков Т-26 и 3 огнемётных танка БХМ-3, а также многочисленные автомобили. Личный состав бригады составлял 1400 человек.

Первой воинской частью, получившей на вооружение Т-28, стал 2-й отдельный танковый полк Ленинградского военного округа. За ним последовали 1, 3 и 4-й танковые полки. 12 декабря 1935 года эти полки были развернуты в отдельные тяжелые танковые бригады (ттбр), состоящие из трех линейных танковых батальонов, учебного батальона, батальона боевого обеспечения и других подразделений. Бригады дислоцировались: 1-я ттбр – Белорусский военный округ (г.Смоленск), 4-я ттбр – Киевский военный округ (г.Киев), 5-я ттбр – Харьковский военный округ (г. Харьков) и 6-я ттбр имени С.М.Кирова – Ленинградский военный округ (г.Слуцк). Причем 5-я ттбр была смешанного состава, наряду с Т-28 в ней были и тяжелые танки Т-35. Приказом наркома обороны от 21 мая 1936 года бригады выделили в Резерв Главного Командования. Они предназначались для качественного усиления стрелковых и танковых соединений при прорыве укрепленных позиций противника. В соответствии с этим велось и обучение танкистов. Подготовка танкистов на Т-28 осуществлялась во 2-й запасной танковой бригаде ЛВО, Орловском бронетанковом училище, а также на Ленинградских бронетанковых курсах усовершенствования комсостава.

Еще одним мероприятием, в котором регулярно участвовали танки Т-28, были парады. Начиная с 1933 года и до начала Великой Отечественной войны они регулярно 1 мая и 7 ноября проходили по Красной площади в Москве, площади им. Урицкого (Дворцовой) в Ленинграде и по Крещатику в Киеве. Количество Т-28, участвовавших в парадах, обычно не превышало 20 машин в Москве и 10-12 в Киеве и Ленинграде.
В 1939 году тяжелые танковые бригады были переведены на новый штат, а также сменили нумерацию: 5-я ттбр стала 14-й, 4-я ттбр – 10-й, 1-я ттбр – 21-й, а 6-я ттбр – 20-й им.Кирова. В сентябре 1939 года 10-я (98 танков Т-28) и 21-я (105 танков Т-28) ттбр участвовали в «освободительном походе» – боевых действиях против Польши в составе Украинского и Белорусского фронтов соответственно. Столкновений с войсками противника практически не было, бригады прошли по 350-400 км, при этом танки Т-28 показали себя с самой лучшей стороны. Но в конце ноября их ждало более серьезное испытание – война с Финляндией.
Наиболее яркой страницей в судьбе танков Т-28 явилось их участие в советско-финской, или как ее называют западные источники «зимней», войне (30 ноября 1939 – 13 марта 1940 гг.). Не вдаваясь в причины и общий ход конфликта напомним, что боевые действия велись на довольно широком фронте, от побережья Финского залива до Мурманска. Наиболее тяжелые и кровопролитные бои шли на Карельском перешейке.
Вся территория перешейка была покрыта крупными лесными массивами, позволявшими продвижение танков только по дорогам и просекам. Большое количество рек и озер с болотистыми или крутыми берегами, не замерзающие болота, валуны – все это представляло для танков труднопроходимые естественные препятствия.
Дорог было мало, и это еще больше затрудняло использование танковых частей; движение даже по проходимым участкам леса требовало от механиков-водителей высокого мастерства. Кроме того, суровая зима 1939-40 гг. с морозами, достигавшими в середине января 40 – 45 градусов, и снежным покровом толщиной 90 – 100 см создавала дополнительные трудности в применении танков.
Естественные препятствия были усилены финнами, создавшими систему мощных укреплений, известную под названием «линия Маннергейма». Она состояла из полосы заграждений (предполья), главной и второй оборонительных полос и большого числа отдельных позиций и узлов обороны. «Линия Маннергейма» имела множество мощных железобетонных ДОТов и противотанковых инженерных заграждений: надолбов, эскарпов, противотанковых рвов, «волчьих ям» и минных полей. Все это прикрывалось хорошо продуманной системой артиллерийского и пулеметного огня.
Именно здесь, в полосе 7-й армии, наносившей главный удар, и действовала 20-я тяжелая танковая бригада им.Кирова, укомплектованная танками Т-28 (в некоторых публикациях упоминается об участии в советско-финской войне еще одной бригады на Т-28 – 10-й тяжелой танковой, однако это не соответствует действительности).
К 9 октября 1939 года 20-я тбр была переброшена из г. Слуцк на Карельский перешеек и сосредоточена в районе Черной Речки. Здесь она была укомплектована до штата военного времени (в бригаду влилось до 50% приписного состава) и в течении последующих 1,5 месяцев занимались усиленной боевой подготовкой. Отрабатывались действия подразделений в наступательном бою на пересеченной местности. Проводились практические занятия с экипажами танков по вождению машин по азимуту ночью и преодолению противотанковых препятствий – каменные, деревянные и земляные стенки – при помощи фашин. Особое внимание придавалось подготовке механиков-водителей.
В результате к началу военных действий танковые батальоны были полностью укомплектованы и хорошо подготовлены к боям в условиях Финляндии.
Техническое состояние машин было очень хорошим, однако имелся большой некомплект ремонтных мастерских и практически полностью отсутствовали эвакуационные средства (всего 4 трактора «Коминтерн» на всю бригаду). Такое положение сохранялось до конца войны.


К началу боевых действий в бригаду входили: управление бригады (2 танка Т-28 и 3 БТ), 90,91 и 95-й танковые батальоны (в каждом батальоне – 31 танк Т-28 и 3 БТ), 301-й отдельный автотранспортный батальон, 256-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон, 302-я химическая рота, 215-я отдельная разведывательная рота, 57-я отдельная рота связи, 45-я отдельная зенитно-пулеметная рота, 65-я отдельная рота танкового резерва, 38-я отдельная саперная рота, всего – 2926 человек, 145 танков (Т-28 – 105, БХМ-3 – 11, БТ-5– 8, БТ-7 – 21), 20 бронеавтомобилей (БА-6 – 5, БА-20 – 15), 34 легковых машины, 278 грузовых, 27 автокухонь, 4 трактора «Комминтерн», 16 мотоциклов и 12 счетверенных зенитных пулеметов «Максим» на автомобилях. Командовал бригадой комбриг С. Борзилов, военкомом был полковой комиссар Кулик.
30 ноября 1939 г. 20-я тбр перешла границу вместе с частями 19-го стрелкового корпуса. На следующий день по приказу командира 19-го ск для поддержки 68-го стрелкового полка (сп) в районе Корвалы была выделена 2-я танковая рота 95-го Ей командовал ею молодой энергичный лейтенант Хохлов. Зная, что дороги минированы, он повел роту лесом, по азимуту. Танки, легко ломая деревья, двигались по лесу, подойдя к Ковале уже в сумерках. На одной из высот была обнаружена наша пехота, лежащая под огнем финнов. Быстро сориентировавшись, Хохлов повел танки в атаку, и противник в панике бежал. Пехотинцы поблагодарили танкистов за помощь: оказалось, что стрелковый батальон попал в засаду и был окружен противником.
Рота Хохлова энергично преследовала отступающих финнов, которые благодаря внезапности нападения, не успели взорвать мост и заминировать дорогу. Но на выборгском шоссе их сопротивление было уже организованным. Мост через р. Линтульи-иоки взлетел на воздух буквально перед носом у танкистов; одновременно из-за реки ударили орудия и пулеметы. Хохлов отвел свои танки в лес и организовал разведку. Оказалось, что впереди сильный опорный пункт противника в монастыре Линтула. Комиссар бригады Кулик, находившийся все это время в боевых порядках 2-й танковой роты, связался с комбригом Борзиловым, который подтянул к Линтула основные силы 90 и 95-го тб. Утром 2 декабря разгорелся бой.
Финны оказывали упорное сопротивление. Танки, перейдя реку вброд, разбили несколько ДЗОТ и вышли противнику в тыл, чем решили исход боя. Финны отошли к узлу сопротивления Кирка Кивенапа. Их преследовал 95-й тб, в авангарде которого двигалась рота Хохлова с посаженной на танки пехотой. Машины шли в темноте, без огней с хода преодолевая встречающиеся противотанковые рвы.
У Тиртулы по батальону открыла огонь финская артиллерия. Рота Хохлова, выгрузив пехоту, открыла ответный огонь. Правда, ориентироваться было трудно. Финны подожгли деревню и в зареве пожара различить вспышки их выстрелов могли только очень опытные танкисты. Ночная темнота ставила примерно в одинаковые условия как советские танки, так и гарнизоны финских ДЗОТ – те и другие не могли вести прицельного огня. Однако финны имели преимущество, действуя на своей территории, которую они хорошо знали и где заранее пристреляли все подступы к огневым точкам. В это время на левом фланге нанес удар 90-й тб капитана Ушакова. Части противника, не выдержав одновременного удара двух танковых батальонов, в спешке отошли. Кирка Кивенапа – сильный опорный узел сопротивления финнов, была захвачена одними танками 20-й тбр в этом ночном бою. При этом было подбито 4 Т-28 90-го тб и 2 Т-28 95-го тб.
В первые дни боев при встрече с финнами танки действовали так: сначала обстреливали из пулеметов препятствия и укрытия вблизи препятствий, затем проделывали проходы при помощи саперов. Кое-где гранитные надолбы разбивались стрельбой из орудия бронебойными снарядами, но бывали случаи, когда танкисты выходили из машин и сами, ломами, проделывали проходы в железобетонных надолбах (например, 95-й тб в районе Икола).
9 декабря танковый взвод 91-го тб под командованием лейтенанта Груздева (три Т-28) был выделен для поддержки частей Карельского укрепрайона полковника Лазаренко. Взвод действовал вдоль Финского залива в направлении станции Ино. За три дня танкисты 11 раз ходили в атаку, оказав
пехоте большую помощь своим артиллерийским и пулеметным огнем. 13 декабря взвод получил задачу произвести разведку. Пройдя 15 километров вперед от расположения своей пехоты, у Конгаспелто танки подошли к главной полосе укреплений «линии Маннергейма». Внезапным артиллерийским огнем машина командира взвода была подбита, но экипаж (командир В.Груздев, механик-водитель – Ларченко, артиллерист – Лупов, пулеметчики Волк и Лобастев, техник Коваль и радист Симонян) с места в течение 40 минут продолжал вести огонь по финским огневым точкам. При подходе своей наступающей пехоты танкисты решили помочь ей и, включив дымовые приборы, покинули танк через нижний люк и открыли огонь из двух пулеметов. Но дымовая завеса оказалась слабой и ответным огнем финских снайперов были убиты Груздев, Волк и Лобастев, ранен Ларченко. Оставшиеся в живых ползком отошли к своей пехоте, забрав с собой раненого.
Второй танк взвод также был подбит. Машина загорелась, но хода не потеряла. Не имея возможности находиться внутри танка, экипаж придумал остроумное решение. Они запустили мотор на малые обороты и направили танк в сторону своих, а сами шли перед ним, прикрываясь его корпусом от обстрела.
Экипаж третьей машины Ковтунова, пытался помочь своим товарищам, но его танк при маневрировании подорвался на мине, а потом был расстрелян артиллерией. Все члены экипажа были тяжело ранены, но эвакуированы с поля боя танкистами с других подбитых танков под руководством К.Симоняна.
За героические действия весь состав взвода был награжден орденами и медалями, а экипажу В.Груздева присвоили звание Героев Советского Союза. Правда, трое получили это звание посмертно.
В это время основные силы 20-й тбр, ряда маршей, вышли к травной оборонительной полосе «линии Маннергейма» и сосредоточились в районе Бобошино. Здесь танкисты усиленно занимались подготовкой к предстоящим боям. 13 декабря все танки бригады были перекрашены в белый цвет. Примерно в это же время в состав 20-й тбр была включена «рота тяжелых танков»: три опытных машины – КВ, CMK и Т-100, прибывшие для испытаний во фронтовых условиях.
17 декабря 1939 г. бригаде была поставлена задача: поддержать наступление частей 50-го ск (123 и 138-й сд) при атаке укрепленных узлов Хотинен и высоты 65,5. Начальник штаба 138-й сд доложил а штаб корпуса, что «впереди никакого укрепрайона нет, противник бежит». Не проверив этих сведений, командование отменило ранее назначенную 5-ти часовую артиллерийскую подготовку и двинуло в атаку пехоту 123-й сд при поддержке 91-го тб. Однако наступающие уперлись в мощную укрепленную полосу обороны противника и были встречены сильным артиллерийско-пулеметно-минометным огнем. Вследствие этого, пехота 138-й сд не имевшая опыта взаимодействия с танками, была от них отсечена пулеметно-минометным огнем, понесла большие потери и в конце концов частично залегла, а частично бежала на исходные позиции.
91-й тб прорвался вглубь обороны противника за линию первых и вторых надолбов на 450-500 м, попал под сильный артогонь и, не поддержанный пехотой, отошел на исходные позиции, понеся большие потери. Вечером того же дня командир бригады докладывал в штаб 50-го стрелкового корпуса: «После боя 17 декабря 91-й танковый батальон небоеспособен. Убито 7 человек, ранено 22, в том числе и командир батальона майор Дроздов, пропало без вести 16, в том числе и комиссар батальона Дубовский. Из 21 танка Т-28, высланного в атаку, прибыло на сборный пункт 5 машин, 2 сданы на СПАМ (сборный пункт аварийных машин – Прим.авт.). Остальная матчасть требует ремонта, что и производится. 4 машины сгорели на поле боя, 1 перевернулась вверх гусеницами в противотанковом рву, 1 неизвестно где. При атаке уничтожено ПТО до 5 шт., ДОТ до 3 шт. Ввиду того, что пехота не пошла и осталась за надолбами, которые севернее высоты 65,5 в 500 м, этот район нашими войсками не занят».
18 декабря 90-й тб поддерживал 138-ю сд при атаке укрепрайона Хоттинен-Турта. И вновь пехота была отсечена от танков, а танки, прорвавшись вглубь обороны противника, понесли большие потери. Командир бригады докладывал об этом бое так
«Доношу, что 18 декабря в 16.30 90-й танковый батальон получил задачу атаковать Хоттинен-Турта и вступил в бой, успешно продвинувшись в глубину обороны до 1,5 км и выйдя к лесу севернее Турта, не имея за собой пехоты были обстреляны артогнем ДОТ и минометами из глубины обороны противника. Передние машины
2 роты были сожжены пехотой противника: забросаны бутылками с быстро воспламеняющимся веществом. При отходе из леса батальон понес потери: 3 рота – 1 машина сгорела, 1 машина (лейтенанта Логинова), подорванная на мине оставлена в лесу; 2 рота – сгорела машина лейтенанта Бугаева, машина лейтенанта Котова оставлена в лесу подорванная, подбита и оставлена машина командира 2 роты лейтенанта Черных. Кроме того, в результате отхода в районе противника осталась сгоревшая машина командира батальона капитана Янова. О машине командира взвода 2 роты старшего лейтенанта Тарарушкина сведений не имеется».
19 декабря в 12.00 была произведена новая атака 90-го тб и 138-й сд на Хотинен, а 91-го тб и 123-й сд – на высоту 65,5. На этот раз атаке предшествовала артиллерийская подготовка. К 14.00 90-й тб капитана Янова ротой Т-28 и ротой тяжелых танков вышел к лесу в 1,5 км северо-восточнее Турта, пройдя на этом участке всю линию укреплений и фактически выполнив задачу по прорыву укрепрайона. Две другие роты батальона в это время вели бой в глубине обороны, обстреливая ДОТ и прикрывая пехоту, а 95-й тб начал атаку с фронта. Но пехота, попав под обстрел, беспорядочно отступила. Оказавшись отрезанными, танки 91-го тб в одиночку вели бой в глубине финской обороны. Финны, использовав это, подтянули ПТО и их огнем, а также бутылками с бензином начали поджигать танки. К 17.00 по приказу командира бригады остатки батальона отошли на исходные позиции, понеся большие потери в матчасти и личном составе. В этом бою погиб и командир батальона капитан Янов. Атака 91-го тб также захлебнулась из-за пассивности своей пехоты. Всего за этот день бригада потеряла 29 танков Т-28.
20 декабря 1939 г. 20 тбр была выведена в тыл, где до 1 февраля 1940 г. занималась ремонтом матчасти, пополнением личным составом и боевой подготовкой. В частности, активно проводились занятия по преодолению надолб, сбросу фашин с танков, обучению взаимодействия пехоты с танками и т.д.

Т-28 20-й танковой бригады на марше. Февраль 1940 г. Первые две машины выпуска первой половины 1939 года.


2–10 февраля 1940 г. танки Т-28 действовали в составе блокировочных групп по уничтожению финских ДОТ, а также производили разведку боем, особенно активно действуя на участке Хотиненского укрепрайона. Несмотря на большие потери, здесь удалось не только разрушить всю систему обороны финнов, но и отвлечь дополнительные силы из района высоты 65,5, что облегчило прорыв их укрепленной полосы на этом участке.
11 февраля 1940 года 91-й тб капитана Яковлева, поддерживая части 123-й сд после полуторачасовой артподготовки, начал штурм высоты 65,5. Особенно успешно действовала головная рота батальона под командованием старшего лейтенанта Хараборкина, приданная стрелковому батальону капитана Сороки.
При уточнении вопросов взаимодействия Хараборкин предложил пехотинцам засучить правый рукав маскхалата, чтобы танкисты могли отличить их от финнов. Кроме того, было решено обозначить синими флажками те стрелковые подразделения, которые находились ближе всего к противнику. Таким образом, синий флажок означал, что перед данным подразделением нашей пехоты больше нет и танкам можно открывать огонь.


К моменту окончания артподготовки рота Хараборкина подошла к первым надолбам и по проходам, проделанным в них саперами, преодолела их. Затем с ходу была преодолена вторая линия надолбов, в которой не было проходов. Причем некоторые машины расстреливали надолбы из танковых пушек, а другие, включая танк Хараборкина, прошли по верхам надолб, за которыми оказался противотанковый ров. При помощи фашин, лежавших на танках, танкисты сделали два прохода через ров и прошли по ним. Затем, развернувшись, танки завязали бой с ДОТами, сдерживавшими наступление пехоты. Танк командира роты оказался позади одного из ДОТов. Тремя бронебойными снарядами танкисты разбили его бронедвери и заставили ДОТ замолчать. Пользуясь поддержкой танков, пехота батальона Сороки перебралась через ров и пошла на штурм. К вечеру 11 февраля высота 65,5 была взята. Рота Хараборкина потеряла в этом бою четыре танка Т-28. За умелое руководство ротой и личное мужество старшему лейтенанту Хараборкину было присвоено звание Героя Советского Союза.

20-я танковая сыграла при прорыве «линии Маннергейма» наиболее активную, если не решающую роль. Эта бригада, благодаря умелому и энергичному руководству, была подготовлена к боевым действиям лучше других танковых частей. Ее командование сумело организовать хорошую координацию действий с другими родами войск, правда справедливости ради, стоит отметить, что не всегда это удавалось сделать должным образом.
Взаимодействие танков с артиллерией и пехотой осуществлялось методом совмещения КП танковых, артиллерийских и пехотных начальников. На КП устанавливались дополнительные приемники на волнах боевых сетей танков. Этот метод дал положительные результаты, так как все время своевременно удовлетворялись заявки танкистов на подавление артиллерийского огня противника и начальники были в курсе боевой обстановки.

Бои в Финляндии показали, что Т-28 является надежной и ремонтопригодной машиной, несмотря на суровые географические и климатические условия эксплуатации, артиллерийские обстрелы и минные поля. Об этом можно судить по следующим цифрам. К началу войны (30 ноября 1939 года) в 20-й тбр имелось 105 танков Т-28. В ходе боевых действий было получено с Кировского завода новых танков выпуска 1939 -1940 гг. 67 штук. Таким образом, общее количество Т-28, участвовавших в советско-финской войне составит 172 танка.

Ещё в ходе Зимней войны встал вопрос о повышении защищенности Т-28. Выход был найден простой и очевидный: экранировать танк, то есть на основную броню приварить дополнительные броневые плиты. Эта работа началась с 1 января 1940 года и планировалось 16 экранированных машин отправить на фронт 16 февраля. Однако, экранированные танки ушли в войска только 26 февраля, причем они имели частичную экранировку – дополнительной 25-30 мм броней защищались башни и лобовая часть корпуса.

В середине февраля 1940 года Кировский завод получил дополнительный заказ на усиление бронирования еще 30 танков Т-28. До конца же  1940 года Кировский завод экранировал 103 танка Т-28.


Во время Зимней войны два Т-28 были захвачены финнами. В 1941 году к ним добавились еще пять. В составе единственной финской танковой бригады они использовались практически до 1945 года. В 1944 году один из них переоборудовали в эвакуационную машину (с него сняли все башни) и использовали в этом качестве вплоть до 1951 года.

Великая Отечественная война для Т-28 началась неудачно. Т-28, находившиеся на складах ЗапОВО, были захвачены немцами в первые же дни войны. Однако один Т-28 совершил смелый рейд по уже оккупированному Минску.

На Юго-Западном фронте Т-28 4 и 15-го механизированных корпусов вступили в бой 23-24 июня. Однако, сильная изношенность матчасти и отсутствие запасных частей не позволяли в полной мере использовать их боевые качества.

немцы позируют фотографу на брошенном Т-28

Дольше всего действовали Т-28 1-го механизированного корпуса, входившего в состав Северо-Западного фронта. Это объяснялось во-первых, наличием в составе корпуса преимущественно экранированных танков, прошедших ремонт в 1940 году, а во-вторых, близостью (по сравнению с другими фронтами) Кировского завода, способного быстро и качественно произвести ремонт поврежденных машин.
В первые же дни войны 1-й мк был раздерган по отдельным частям и фактически перестал существовать как корпус: 1-я тд еще за несколько дней до войны убыла в Заполярье (г.Аллакурти), 163 мсд передана в состав 27-й армии, а из 3-й тд изъят мотострелковый полк и один танковый батальон. 4 июля 1941 года командир корпуса получил боевой приказ штаба Северо-Западного фронта -– уничтожить прорвавшуюся группировку противника в районе г.Остров. В контратаке, которая началась в 5.00 5 июля, участвовали 5 и 6-й танковые полки 3-й тд, имевших к этому моменту 28 Т-28 , 10 КВ, 148 БТ, 30 Т-26
и 42 XT. (Часть танков в атаке не участвовала, а находилась в ремонте и на марше к месту боя. Количество Т-28 , участвовавших в атаке, составляло 7-8 машин). Артиллерийскую поддержку осуществлял только 3-й гаубичный полк – 24 орудия. Пехота практически отсутствовала (было до одного сводного батальона из частей 11 сд, остальная беспорядочно отошла), авиации совсем не было.
В результате упорного боя с частями 1-й танковой дивизии немцев, наши танкисты выбили ее из города и вышли на восточный берег р. Великая . Но пехоты для закрепления достигнутого успеха и очищения города не было – сводный батальон понес большие потери и в беспорядке отошел.

Экипаж танка Т-28 №230 старшины Свирина у своей боевой машины. Ленинградский фронт, 42-я армия, 51-й отдельный танковый батальон, зима 1942 г.
Немцы, перегруппировав силы, в 15.55 перешли в контратаку силами 1 и 6-й танковых дивизий при сильной артиллерийской и авиационной поддержке. 5 и 6-й танковые полки, не получив подкрепления, практически без артиллерии, упорно сдерживали атаку до 17.00. Под ударами пикирующих бомбардировщиков и артиллерии, понеся большие потери, в 19.00 танковые полки 3-й тд стали отходить на Порхов и в северном направлении.
Осенью-зимой 1941 года небольшое количество Т-28 участвовало в битве под Москвой. Достоверно известно, что как минимум одна машина (из числа находившихся на НИИБТ полигоне в Кубинке) была потеряна в боях в октябре 1941 года. В феврале 1942 года, после советского контрнаступления, этот Т-28 был эвакуирован в тыл для ремонта.
Имелись Т-28 и в составе 150-й танковой бригады (3-я армия). На 19 ноября 1941 года она имела: 10 Т-28, 4 Т-34, 19 БТ и 15
Т-26. При этом, из 10 Т-28 боеспособен был только один, а остальные требовали ремонта. К 26 февраля 1942 года две машины были потеряны, а к 3 апреля в бригаде числился только один Т-28 (не на ходу), а семь были отправлены в тыл для ремонта.
К весне 1942 года танки Т-28 имелись только в частях Ленинградского фронта. В условиях блокады и использования танков в качестве подвижных огневых точек, они использовались до 1943 года, а в тыловых подразделениях – до весны 1944 года. Имелись Т-28 и в составе 220-й тбр 55-й армии – на 27 сентября 1942 года в ее составе было 8 Т-28. Последние сведения по Т-28 Ленинградского фронта относятся к 1 февраля 1944 года, когда в тыловых подразделениях еще числилось 3 танка Т-28 .
Но дольше всего в боевых частях Красной Армии Т-28 просуществовали в составе 14-й армии Карельского фронта. Её 90-й танковый полк имел в своём составе восьми танков Т-28 на 20 июля 1944 года.
 

 

Т-28 финской армии, использовавшийся финнами в Лапландской войне против немцев

 

Рейтинг@Mail.ru