Рейтинг@Mail.ru

Монгольское нашествие на Русь

Почему монголы победили русских

Батый (1209-1256)

В 1206 году в Центральной Азии возникла Монгольская империя, вскоре распростёршая свои  владения от Галиции до Камбоджи. Возникла она далеко не на пустом месте. Её историческим предком была империя Ляо, созданная в 907 году киданями на территории нынешней Маньчжурии. Но в 1125 году империя Ляо была разгромлена маньчжурским народом чжуржденей. Однако на месте разгромленной империи вскоре возникла ноавая империя – монгольская.

Самым крупным из монгольских племён были  татары, и соседние народы называли татарами и найманов, и кереитов, и меркитов, и даже баргутов.
До XIX столетия монголо-татар у нас называли просто татарами. Термин «монголо-татары» ввёл в оборот ныне уже малоизвестный историк П. Н. Наумов в 1823 году, и с тех пор завоевателей Руси называют тот татаро-монголами, то монголо-татарами, то просто монголами.
Татары делились на белых и чёрных. Белые татары находились под китайским влиянием, а чёрные сохраняли свою самобытность. Не подчинялись они ни чжурчжэням, ни киданям. У них не было ни городов, ни поселков. Татарская знать владела огромными табунами лошадей, стадами верблюдом и овец, обширными пастбищами. Пасли зги стада простые кочевники. Жилища татар — юрты — делались из жердей, которые покрывались войлоком. Погрузив на повозки юрты, кочевники перегоняли стада на новые пастбища. Монголы могли совершать длительные переходы, не пополняя запасов воды и пищи. Сушеное мясо и курт, которые имели в определенном количестве все воины, а также стада, постепенно перегонявшиеся вслед за войском, обеспечивали монголов продовольствием даже при продолжительном движении по пустынной или разоренной войной местности. Переправляясь через реки, монгольские воины складывали свое военное снаряжение в кожаные мешки и привязывали их к хвостам лошадей, которых пускали вплавь. Сами воины плыли, держась за конские гривы.
Кочевая жизнь сделала татар ловкими наездниками, меткими стрелками из лука. Этим искусством хорошо владели и женщины. Военное обучение начиналось с трёх-четырех лет: в три года детей привязывали верёвкой к луке седла, так чтобы руками было за что держаться, и пускали толпой нестись во весь опор. В четыре же года лет детям давали маленький лук и короткие стрелы, вместе с которыми они и росли. Тренировки начинались в детстве, с… рыбалки. Поначалу мальчишки должны были учиться попадать из лука в тайменей, а со временем — и в мелких быстрянок.

Каждый монгол был воином, а каждый воин обладал несколькими луками и множеством стрел. Богатые татары были вооружены саблей, щитом и копьем. Коня и всадника защищали кожаные доспехи. К копьям монголы приделывали крючья. Ими они зацепляли неприятельского всадника и стаскивали его с седла. Для осады и штурма городов и крепостей использовались тараны, орудия для метания камней, осадные башни. Монголы применяли также зажигательные снаряды — глиняные сосуды с нефтью и стрелы, обмотанные паклей, пропитанной смолой или нефтью. Но главным оружием монгола был именно лук. Из лука они сбили дальше и точнее, чем все тогдашние народы. Лучниками монголы стали не от хорошей жизни: отсутствие источников получения металлов и торговая блокада со стороны соседей не способствовали развитию монголов в культурно-хозяйственном плане, вследствие чего они выглядели отсталыми на фоне других народов региона. Будучи способными посадить на коня каждого воина – а воинами были все мужчины племени – монголы при этом могли обеспечить саблями лишь нойонов. Поэтому рядовые чэгиры и дажи арбан-у-нояны, то есть, десятники, вместо сабли вооружались лошадиными костями. Позднее, уже к моменту прихода на русь монголы были вооружены в основном трофейными половецкими саблями. Именно недостаток металлов и вынуждал монголов делать упор на использование лука. При этом, имея на первых порах в качестве противника регулярную китайскую армию, в которой имелись подразделения профессиональных арбалетчиков, монголы были вынуждены предпринять меры по увеличению дальнобойности своих луков с тем, чтобы перекрыть дальнобойность китайских арбалетов.

Именно тогда, начиная с 1187 года, у монголов и появился оригинальный лук. Этот лук отличался тем, что имел не боковые, а одну фронтальную костяную накладку, игравшую принципиально иную роль: она не лишала участок кибити упругости, а, наоборот, увеличивала упругость, добавляя к усилию деревянной основы усилие расположенной по центру лука костяной пластины. Поэтому при относительно небольших размерах – около 120 см – монгольский лук обладал большой мощью, и эту мощь можно было при желании увеличить, добавляя костяные накладки на плечи лука. Кроме того, по сравнению с другими луками монгольский лук был более гибким, и тетива оттягивалась на большее расстояние, поэтому она оказывала на стрелу более длительное воздействие.

Сила натяжения монгольского лука составляла 66-75 кг, что равнялось силе натяжения английского лука, пробивавшего рыцарские доспехи, но последний из-за больших размеров не мог, в отличие от монгольского, использоваться в конном бою.

Обратной стороной роста дальнобойности стало увеличение пробивной силы. Поэтому, когда монголы пришли на Русь, русские кольчуги, хорошо защищавшие от русских и половецких стрел и от половецкой сабли, оказались бесполезными перед стрелой из монгольского лука. И наоборот, русская стрела была против монгола менее эффективна в силу того, что монголы к моменту нападения на Русь использовали в качестве доспеха хуяг, имевший ламеллярную, ламинарную или комбинированную структуру. Под хуяг монголы надевали тегиляй – стёганый ватник, задерживавший стрелу, если она всё-таки пробила хуяг. Конечно, русским копьём хуяг пробивался легко, но подойти к монголам на расстояние копейного удара на позволял обстрел из луков. Помимо этого, под доспехи надевалась шёлковая рубаха, служившая для улавливания стрел, которые пробили доспехи. Как было давно известно, стрела причиняет серьезные ранения не тогда, когда попадает в человека, а когда извлекают ее зазубренный наконечник. Шелковую рубаху стрела, приостановленная доспехами, не пробивала, а затягивала в рану. Поэтому извлечь наконечник, обернутый шелком, не представляло особого труда.

Конечно, вскоре и русские обзавелись и куяком – русским аналогом хуяга, и своим тегиляем, но до того мы успели потерпеть от монголов ряд сокрушительных поражений.

Этим поражениям способствовала и своеобразная тактика монголов, выражавшаяся в том, что они не стеснялись убегать. У многих народов бегство с поля боя было признаком трусости и свидетельством поражения. Поэтому, если противник убегал, его было необходимо преследовать. Монголы же начинали бой так: вперёд пускался небольшой авангард. Он завязывал бой с основными силами противника и тут же начинал отход. Противник, начиная преследовать монголов, снимался с выгодных позиций и попадал в заранее подготовленную западню, в которой его обстреливали сразу с нескольких направлений, не давая эффективно прикрываться от стрел щитами. Противник, таким образом, истреблялся без существенного урона для монголов.

Не были приспособлены для серьёзной обороны и наши города. Для защиты от половцев, а ранее от печенегов, деревянные стены вполне годились, так как ни печенеги, ни половцы осадной техникой не обладали. Однако монголов многочисленные китайские и персидские инженеры, постоянно находившиеся в монгольской армии, обеспечивали завоевателей достаточным количеством осадных машин.

Кроме того, монголы располагали разрывными снарядами с порохом. Эти снаряды делились на тактические и осадные. Первые насаживались на стрелу вместо наконечника, а вторые запускались в осаждаемый город из осадных машин, а иногда, как в случае с разгромом отряда Евапатия Коловрата, и против особо стойких частей противника.

К моменту нашествия на Русь татары уже завоевали Приморье, Северный Китай, Среднюю Азию, Закавказье, напали на половцев. На помощь половцам выступили русские князья (киевский, черниговский, волынский и др.), но в 1223 г. на Калке они были разбиты из-за несогласованности действий.

В 1227 году правителем улуса Джучи после смерти самого Джучи становится внук Чингисхана и сын Джучи Бытый. В его улус помимо уже завоёванных восточно-кипчакских степей и Хорезма, входили и те земли, которые ещё предстояло завоевать: по плану западный улус Татарской империи должен был включать также и территорию от Волжской Болгарии до Португалии.

В 1232 Батыево войско пыталось вторгнуться в Волжско-Камскую Болгарию, но было отбито. Поэтому на курултае 1235 было решено направить в помощь и подкрепление Батыю военные силы других улусов. С учётом того, что в походе участвовали 14 ханов-чингизидов, каждый из которых имел по тумену, плюс личный тумен Батыя, общетатарское войско достигало 150 тысяч активных сабель, а точнее, активных луков. Осенью 1236 татарское войско вновь вторглось в Волжско-Камскую Болгарию и разгромило её, весной и летом 1237 оно продолжало сражаться с аланами, половцами и народами Среднего Поволжья, а осенью сосредоточилось в районе современного Воронежа для похода на Северо-Восточную Русь.

К тому времени монгольское войско серьёзно увеличилось за счёт включения в него покорённых булгар и союзной мордвы.

Татары появились на южных рубежах Рязанского княжества и обратились к русским князьям с требованием дани. Юрий Рязанский послал за помощью к Юрию Владимирскому и Михаилу Черниговскому. Рязанские посолы были убиты в ставке Батыя, и Юрий Рязанский вывел свои полки, а также полки муромских князей. На реке Воронеж состоялась пограничная битва, которая была проиграна.  Началась героическая шестидневная оборона Рязани.

Рязань пала 21 декабря. Посланное войско успело дать захватчикам жестокий бой под Коломной (на территории Рязанской земли), но было разбито.

Покончив с Рязанью, татары двинулись на Владимир.

На их пути стояла пограничная владимирская крепость Коломна, которая имела и сильный гарнизон, и немалый оборонительный потенциал. Однако сын великого князя Всеволод, направленный в Коломну для организации обороны, самонадеянно решил дать сражение на открытой местности. В силу подробно рассмотренных выше обстоятельств, исход сражения под Коломной можно было предсказать заранее: большая часть русских воинов погибла, а уцелевшие не смогли эффективно оборонить город, взятый татарами в последующие дни. Тем не менее, дружина Всеволода сумела нанести монголам некоторые потери: именно в битве под Коломной был убит сын Чингисхана Кулькан.

По пути от Коломны к Владимиру татары взяли Москву. Татары не стал штурмовать небольшой тогда город, а применили свой излюбленный прием: притворным бегством выманили гарнизон на вылазку. Воевода Филипп поддался на эту уловку и, открыв ворота, бросился преследовать небольшой монгольский отряд. В это время основная часть монгольского войска ворвалась в открытые ворота, сожгла город и перебило население. Отряд воеводы Филиппа также был окружён и полностью уничтожен.

Владимир был взят в начале февраля после восьми дней осады, в нём погибла вся семья Юрия Всеволодовича. Кроме Владимира, в феврале 1238 года были взяты Суздаль, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Стародуб-на-Клязьме, Тверь, Городец, Кострома, Галич-Мерьский, Ростов, Ярославль, Углич, Кашин, Кснятин, Дмитров, а также новгородские пригороды Вологда и Волок Ламский.

4 марта войско татарского полководца Бурундая окружило и уничтожило великокняжеские полки на реке Сити. В этом бою погиб и князь Юрий Всеволодович. Русские неизменно терпели тогда поражения именно вследствие превосходства монголов во владении луком. Русские полагались на меч и копьё, но монголы не позволяли им приблизиться к себе на дистанцию, позволяющую использовать эти виды оружия.

После битвы на Сити всё междуречье Оки и Волги было опустошено татарами. Небольшой отряд татарской конницы совершил рейд на Север и возвратился, не дойдя 100 км до Новгорода.

Из Новгородских владений пострадал лишь Торжок. Жители города ждали помощи из Новгорода, из-за чего не успели эвакуироваться.

При отступлении в степи татарское войско шло широким фронтом мелких отрядов, облавой, ещё раз подвергнув русские земли опустошению. Упорное сопротивление оказал врагу Козельск, который татарское войско осаждало 7 недель, понеся большие потери.

Весной 1238 г. полчища Батыя отошли в половецкие степи. Занятые ожесточенной войной с половцами и аланами, походами на порубежные русские «грады» и подготовкой большого похода на запад, завоеватели не нападали на Северо-Восточную Русь. «И бы́сть то лѣ́томъ все́ ти́хо и ми́рно ѿ тата́ръ», – говорится в летописи. Во Владимирскую землю постепенно возвращалось разогнанное Батыевым погромом население. Летописцы сообщают о восстановлении городов, о новом заселении сёл и деревень. Возвращение населения во Владимирское княжество происходило настолько быстро, и уже в следующем 1239 году великий князь Ярослав Всеволодович смог собрать значительные силы для похода на захваченный Литвою Смоленск.

После осады, 18 октября 1239 года татарами был взят Чернигов. Войско под руководством князя Мстислава Глебовича неудачно пыталось помочь городу, но потерпело поражение. После падения Чернигова татары занялись грабежом и разорением вдоль Десны и Сейма. Гомий, Путивль, Глухов, Вырь и Рыльск были разрушены и опустошены.

Осенью 1240 начался поход на Южную Русь. Затем татары вторглись в Киевское княжество, разгромили Поросье и осадили Киев 5 сентября 1240 года. В Южной Руси не было заметно никаких попыток объединиться для отражения врага. Продолжались княжеские усобицы. Летописец рядом с рассказом о разгроме монголами Переяславля и Чернигова спокойно рассказывает о походе Ярослава на Каменец. Продолжались усобицы в самом Киеве. Киевский князь Михаил Всеволодович бежал „предъ Татары въ Оугры“, и освободившийся киевский стол поспешил захватить один из смоленских князей, Ростислав Мстиславич, но был вскоре изгнан… Даниилом Галицким, ничего не сделавшим для подготовки города к обороне; он даже не остался в Киеве, оставив за себя „тысяцкого Дмитра“… Никакой „помощи от других южнорусских княжеств Киев не получил.

Обороной руководил тысяцкий  Дмитр. Согласно летописи, Даниил возвращался на Русь во время нашествия, но не смог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины и вернулся в Венгрию.
Решающий штурм пришёлся на 5 декабря 1240 года. Татары пробили стены города сразу в нескольких местах, но защитники Киева отошли в детинец. На следующий день воины Батыя приступили к штурму центральной части города и Горы. Сломив сопротивление киевлян, татары устроили массовую резню и подожгли Десятинную церковь, в которой укрылись последние защитники города. Тысяцкий Дмитр попал в плен. Татарские отряды взяли и разрушили Владимир-Волынский, Галич и другие города. Однако Данилов, Кременец и Холм отбили все приступы татарского войска.

Монгольское нашествие имело тяжелейшие последствия. Из известных 74 городов Руси XIII веке, 49 были разрушены Батыем, причем в 14 жизнь не возобновилась, а 15 превратились в села. Гибель многих ремесленников и увод в Орду оставшихся привёл к полному исчезновению многих отраслей ремесла. До 1292 года не возобновлялось каменное строительство.

Героическое сопротивление Руси монгольским полчищам ослабило и обескровило их, чем спасло Западную Европу от разорения, за что эта Европа должна быть Руси благодарна. Однако вместо благодарности римский папа Григорий XI благословил Крестовый поход против православных.

Однако в результате Невской битвы и Ледового побоища все эти попытки потерпели неудачу, и на западе главным нашим противником на долгие столетия стала Литва.


Смотрите также::
Ледовое побоище
Куликовская битва
Разгром Хазарского Каганата

Невская битва
Стояние на реке Угре